Коротка проза поета із Севастополя Дмитра Авер'янова (Дмитрия Аверьянова). Продовження циклу "Уха из Водолея". У видавництві Лоція вийшла друком збірка його віршів "Стихотворения" (2016).

terra preta

*

Он наступает на мягкий мох, и из его копыт вылетают жёлтые треугольники, которые совместно с зеленью мха составляют приятный спектр; оставленные им в травянистой почве впадины заполняются с течением времени богомолами и птичьим молоком; если бы в одной из таких лужиц он нашел протеиновый коктейль, он втянул бы его гибким носом до последней мутной капли, чтобы получить порцию белка, который можно расщепить в желудочном тракте на аминокислоты для создания крепкой шкуры и ножек; но таких луж в лесу нет, он же лесной слон; к его ноге прилип голубой овал, это ничего, мелочь в его быту; маленькие дверки открываются по всей поверхности слона: каждый может войти и посмотреть, как он построил такое тело без спортивного питания и гармошки, кушая только подземные овощи и кокосовую листву; вот и всё, он побыл с нами, сколько мог, но теперь ему пора; cyclotis разворачивается и уходит в джунгли, деревья смыкаются за ним, следы затягиваются, молоко испаряется; сумерки наступают внезапно, медленно остывают наши чувства.

*

Сегодня ночью произошел странный случай: остановился уличный соловей; по его модели сделана автомобильная сигнализация и Shang Tsung из Mortal Kombat; он питается пауками, ягодами, червями; глаза черные, рыжий хвост; что могло потревожить его? спутниковое ТВ, мобильная связь, естественная небольшая радиация, рентген лучи из 2-й поликлиники, даже соседский wi-fi не могли достать его на ветках; и раз luscinia недоступен, то почему остановилось это красивое сильное животное? хотя если подумать, я и сам не хотел бы, чтобы однажды на улице в темноте раздался мой неприятный голос.

*

Ходит по Сарсоне геккон Данилевского: М-образные полосы, охряный хвост, килеватые бугорки; а ещё бывает лук килеватый: бумагообразные оболочки, пучковато-шаровидный зонтик, пурпурные нити, светло-фиолетовые пыльники и желтая пыльца, вспоминайте; он ходит в Херсонесе, не трогайте его; гуляйте, не уничтожая животных; а если задержитесь дольше восьми, то будьте готовы к тому, что полицейские с собаками побегут за вами и не удастся скрыться из-за высокой травы и колючих камней; собака укусит вас за двуглавую мышцу бедра, и долго потом не будет заживать рана; чем они их кормят? такое впечатление, что они дают им какую-то гадость прямо перед выходом; так что если будете гулять допоздна, представляя себя генуэзцем или эллином в древнегреческих базиликах и на сарсонских башнях, помните, что в конце вас всё равно укусят собаки своими отравленными ртами; я не настаиваю, конечно, но если вдруг окажется, что это правда и им действительно дают пожевать какой-нибудь ядовитый жмых перед охотой на влюбленных, я нисколько не удивлюсь.

*

Нужно было сократить, и я пошёл через морковное поле; каждый раз забываю, что делать этого нельзя, но было уже поздно; всё как по расписанию: моросящий дождь и нулевая видимость; грязь налипала на сапоги и в итоге стянула их, поглотив; они ушли под землю, только пузырь надулся на этом месте и лопнул; по голеням хлестали мокрые верхушки морковок; да, почему-то на мне не было штанов; и ливень был настолько сильный, что я не мог понять открыты или закрыты у меня глаза; когда я вот так иду и мучаюсь во сне, они подкладывают мне под ноги морковь и кошмар мой усиливается.

*

На Южном Берегу хорошо, но можно встретить тис ягодный; не пытайтесь употребить его шишкоягоды в пищу, не кладите в рот мясистый малиновый валик, сладкий семязачаток, окруженный кровелькой; не смотрите, как аппетитно поглощают их птицы, им всё равно, а у нас судороги, нарушение сердечной деятельности; ведь про это рассказывал Плиний; лучше не пить из деревянных чашек, но опилки можно принимать при укусах бешеных собак, поможет; мы делали из тиса английские длинные луки в далекие времена Столетней войны; а вот Авиценна говорил, что при коклюше самое то; Сенека тот вообще называет taxus деревом смерти, а Бодлер писал, что его цветы растут именно здесь, и совы нередко размышляют об этом; Пилат провёл свои детские годы под одним из таких в Шотландии; так что, дорогие туристы, обходите тис стороной, глотайте свой мусор; объявление в маршрутке.

*

Чёрная речка берёт своё начало где-то в Байдарах недалеко от Чёрной пещеры, а потом впадает в Чёрное море в районе Инкермана, где сильно пахнет мазутом по утрам; вот туда мы и пошли, как говорится, в поход; напрасно я решил помыть руки ночью, так как они стали в один момент чёрные; как же я буду ловить такими жаб и щучек, рвать грибы или трогать крокус, если он встретится на пути? такими руками можно разве что закрыть лицо и горько сожалеть о бесцельно прожитых днях; и всё равно, что оно станет чёрным и некрасивым, ведь загар настолько сейчас популярен, что когда я вернусь к догорающему костру, никто не заметит перемены в моём лице.

*

Он выходит на поверхность ночью, когда нет людей; его зовут eisenia andrei; у него толстая кожа, потому что он мальчик; у него изящный поясок, потому что он девочка; ходит там, где земля теплая и влажная; осьминог, слепая старуха, заклинатель воды ничего не говорили про него, так и он равнодушен к ним ввиду отсутствия ножек, зрения, телевизора; зяблевая вспашка, лунки для рассады; отношение углерода к азоту: в свежескошенной траве 15, в сухих опавших листьях 50; конопляная костра, стебли подсолнечника, кукурузные кочерыжки, непригодные корма, огородная ботва, огрызки яблок, отходы кожевенных заводов – всё это ему придется попробовать сегодня; а чем питаетесь вы? мы сжимаемся, как ежики, на полках 49 и 50, а где-то глубоко под нами идёт andrei, он глотает горькую землю и терпит горюшко; кто он для нас? хозяин terra preta, изготовитель компоста, а кто мы для него? пустые места; даже если повезет и мы попадемся у него на пути, он быстро забудет наш вкус; так и на земле: скоро забудутся наши дела.

*

В детстве мы любили мидии, мы рвали их на пирсе, а потом жарили; они отдавали мазутом, но в целом были очень вкусные; иногда попадался песок, его собирали в баночку и мечтали, что, когда наберем полную, продадим и станем богатыми; когда я показывал гостям свою баночку, обычно все меня хвалили; но нашелся умник, который сказал, что это китайская беззубка sinanodonta woodiana и что жемчуг у неё недрагоценный; я очень расстроился; не может быть, как это, вот они, мои руки, посмотрите, с детства остались следы от её зубов.

*

Толстые дети стучат сверху; они, кажется, никогда не спят; они толстые, но всё время орут, как будто им не хватает какого-то редкого витамина, может G, может H, а может, у них режутся новые зубы, которые позволят жрать ещё больше, а следовательно, и стучать громче; не дай бог, им дадут высшее образование и они научатся пользоваться перфоратором и задумают в третий раз за год переложить пол; иногда мне кажется, что вот уже сейчас они спустятся и укусят меня за худую ногу; их молочные зубы держат так крепко, что ни ножницами, ни спицей, ни ножом для масла не удается их отцепить, нужна специальная техника, которой нет; они и сейчас бьют в пол там наверху, эти толстые дети, которые в будущем будут только расти; и не раз они мне, не при дамах будет сказано, дадут по ушам в этом отвратительном подъезде, где пахнет их мочой, насыщенной взрослеющими секретами, проявляющими свои свойства всё сильней с каждым несносным днём.

*

В долину привидений приходит лядвянец рогатый за малыми ребятами; боб линейный, голый; носик мотыльковый, оранжевый; створки закручиваются спирально; рыхлые зонтики и небольшая черточка под цифрой числа плодолистиков; он не страшный, он добрый очень; у Даля он леденец, перелёт; а у нас попроще: лапчатый горошек, заячья трава, воробьиные стручки; а по науке – пустошь, покинутая земля; пишите и вы: урочище Демерджи, село Лучистое; на реликтовый лес, на каменный хаос нанесена формула цветка.

13568766 1046545522129002 2331581008853516443 o