16 січня 2017

Радио Будущего

Историческая фигура «ангажированного фотографа» растворяется в потоке государственной и коммерческой рекламы, присваивающей эти практики. «Стиль» изображения легко отделяется от его содержания; более того – «стиль» и интенция фотографии каждый раз изобретают себя заново, создавая новый визуальный код, язык, стремящийся быть понятным для всех, быть убедительнее любых слов, заявлений, обещаний.

15972683 10154979425952425 452192159198694239 o

Документальные свойства фотографии становятся опорой, фундаментом для дальнейших риторических построений. В то же время язык фотографического изображения действительно претендует на всеохватность, он, кажется, легко преодолевает границы между культурами, государствами, чтобы транспортировать новости, события, смыслы. Фотография, как и текст, находится в постоянном поиске и изобретении критической дистанции по отношению к восприятию и воспроизведению. Одновременно она продолжает утопически мыслить, надеяться на могущество документа, меняющего ход истории, на могущество взгляда, портрета, на непредсказуемое взаимодействие события, места, политики, личности и визуальной привычки.

Кажется, что сегодня видео и фотография мыслят о не/осуществимом, об универсальности, словно продолжая идею Велемира Хлебникова: «Радио будущего – главное дерево сознания – откроет ведение бесконечных задач и объединит человечество».

Как меняется документальность фотоснимка?

О чём она говорит?

До какой степени фотография может «иллюстрировать» идеи, концепции, мировоззрения?

Какова её новизна, ведь зачастую именно фотография сопровождает «новость»?

В связи с этими вопросами для обсуждения будет представлена серия Евгении Белорусец «Победы побеждённых», её цикл текстов «Честное место», тексты Велимира Хлебникова «Будущее Радио», Вальтера Беньямина «О понятии истории».